Без срока давности-4

Псковское региональное отделение ЛДПР напоминает о злодеяниях фашистов на Псковской земле

 «Помимо концлагерей для военнопленных, на оккупированной территории создавались и лагеря для гражданского населения. В Пскове такой лагерь располагался вместе с лагерем военнопленных в Крестах и был рассчитан на содержание в бараке одновременно 160 - 170 человек. В нем имелись мужское и женское отделения, лагерь был обнесен колючей проволокой в несколько рядов и охранялся немцами, эстонцами и русскими из ЕКА (Европейская карательная армия); содержались в нем люди в основном «за бытовые проступки», а также за связь с партизанами и «антигерманские» высказывания.

Днем всех заключенных выгоняли на работу, большей частью на разгрузку и распиловку дров, рабочий день начинался в 6 часов утра и заканчивался с 18 до 22 часов вечера. За малейшие проступки заключенных сажали в карцер, питание в лагере было полуголодным: утром - 200 г хлеба и чай, в обед - жидкий суп (менее 1 л) без хлеба, ужин - чай без хлеба. Кроме указанного лагеря для гражданского населения в Пскове существовал штрафной лагерь, куда люди помещались за более серьезные проступки, а условия содержания были гораздо жестче, чем в обычном. Содержалось гражданское население и в лагере на территории бывшего кожзавода «Пролетарий» на Завеличье, а также в тюрьме на улице Некрасова.

В середине сентября 1941 года оккупанты приступили к восстановлению Великолукского паровозоремонтного завода им. Макса Гельца, при котором был организован трудовой лагерь для рабочих - мужчин и женщин примерно на 300 человек. Он существовал до декабря 1942 г. Для рабочих был установлен 12–14-часовой рабочий день, питание состояло из 200 г хлеба и 1–1,5 л «баланды». Рабочие на заводе, кроме постоянных избиений, оскорблялись различными словами типа «грязные свиньи», «животные», «дикари» и т.п. За попытки «уклонения» от работы случались и казни отдельных рабочих через повешение (при заводе было установлено две виселицы).

В место массового истребления людей была превращена псковская тюрьма, постоянно переполненная арестованными советскими гражданами. На стенах тюремных камер после освобождения города было обнаружено много надписей, говорящих о злодеяниях гитлеровцев. Вот некоторые из них. На стене камеры № 6: «Четыре ночи стояли, а теперь не знаем, куда повезут»; в камере № 15: «Здесь сидела Тося 11 лет за скрывательство на чердаке»; на дверях камеры № 10: «Стволова Клава здесь держала пытки». Многие надписи дополнены уже другой рукой: расстрелян такого-то числа. Так, в камере № 4 обнаружена надпись: сидели в ней «четыре страдальца из Идрицы», а другая надпись гласит: «Все расстреляны».

В этой тюрьме были организованы даже специальные камеры для детей. Например, в одиночной камере № 13 находилось 13 детей в возрасте от 2 до 14 лет, в камере № 6 палачи содержали брата и сестру Богачевых — десятилетнего Ваню и четырехлетнюю Люсю.

Фашисты расстреливали всех заключенных камеры, из которой кто-либо пытался бежать. Так, из одной камеры, в которой сидели 30 человек, удалось бежать двоим узникам. За это были расстреляны все оставшиеся. Жестоко наказывались и те, кто оставлял какие-либо следы на стенах, ибо гитлеровцы понимали огромную изобличающую силу предсмертных надписей. «Был расстрелян за надпись на стенах 23 февраля 1942 года», - написано на стене одной из камер.

По рассказу свидетеля М.И. Костина, в ноябре 1941 г. после трехмесячного заключения Г. Бородавкин был приговорен к расстрелу, но ввиду полного истощения он сам не мог выйти из камеры и был вынесен на лопатах, так как из-за антисанитарных условий содержания весь был покрыт вшами и немцы не хотели к нему прикасаться».

 

По материалам книги «Преступления нацистов и их пособников против мирного населения на оккупированной территории РСФСР в годы Великой Отечественной войны. Псковская область»

@smilemakc © 2020